ДРОФА (Otis tarda), принадлежащая к семейству дрофиных, является самой крупной из европейских птиц. Достигает в длину 1 метра и более. Голова, верхняя часть груди и часть крыла — светло-серые; спина исчерчена черными полосками по ржаво-желтому фону, нижние части тела грязно- или желтовато-бе­лые; маховые перья серо-бурые. Дрофы водятся во всей Европе, начиная с Южной Швейцарии и Центральной России, и в Азии; зимой они попадаются иногда в Северо-Западной Африке. Дро­фа постоянно избегает лесистых местностей, так как за каждым кустом подозревает засаду; человеческого жилья она также сто­ронится. Зимой она охотнее всего выбирает поля, засеянные озимью или рапсом; в это время года она становится еще осто­рожнее.

Походка дрофы неторопливая, размеренная, но в случае опасности она бегает так быстро, что ее с трудом настигает да­же собака. Летит она медленными взмахами крыльев. Голос дро­фы — тихое, своеобразное трещание, слышное только на самом близком расстоянии от птицы. Взрослая дрофа питается зеле­ными растениями, зернами и семенами; в молодости же — почти исключительно насекомыми. Она ест все овощи, кроме карто­феля, и особенно любит, молодой горох, капусту и горчицу, а в случае голода щиплет и обыкновенную траву.

Гнездовье выбирается всегда с большой осмотрительностью. Когда хлеба на полях поднимаются уже так высоко, что в состо­янии скрыть насиживающую птицу, самка выкапывает неболь­шое углубление, выстилает немногими сухими стебельками и кладет в него два, реже три небольших яйца. Дрофа приближа­ется к гнезду с величайшей осторожностью и, едва только заме­тит кого-нибудь, тотчас же прижимает к земле свою шею и не­заметно проскальзывает в рожь; если же человек дотронется голой рукой до ее яиц, то она никогда уже к ним не возвращает­ся. После 28—30-дневного высиживания вылупляются птенчики, которых самка обсушивает под крыльями и тотчас же уво­дит. Мать заботливо ухаживает за своими детенышами, ловит для них насекомых и подает пищу в своем клюве.

 

Походка дрофы неторопливая, размеренная, но в случае опасности она бегает так быстро, что ее с трудом настигает да­же собака. Летит она медленными взмахами крыльев. Голос дро­фы — тихое, своеобразное трещание, слышное только на самом близком расстоянии от птицы. Взрослая дрофа питается зеле­ными растениями, зернами и семенами; в молодости же — почти исключительно насекомыми. Она ест все овощи, кроме карто­феля, и особенно любит, молодой горох, капусту и горчицу, а в случае голода щиплет и обыкновенную траву.

Гнездовье выбирается всегда с большой осмотрительностью. Когда хлеба на полях поднимаются уже так высоко, что в состо­янии скрыть насиживающую птицу, самка выкапывает неболь­шое углубление, выстилает немногими сухими стебельками и кладет в него два, реже три небольших яйца. Дрофа приближа­ется к гнезду с величайшей осторожностью и, едва только заме­тит кого-нибудь, тотчас же прижимает к земле свою шею и не­заметно проскальзывает в рожь; если же человек дотронется голой рукой до ее яиц, то она никогда уже к ним не возвращает­ся. После 28—30-дневного высиживания вылупляются птенчики, которых самка обсушивает под крыльями и тотчас же уво­дит. Мать заботливо ухаживает за своими детенышами, ловит для них насекомых и подает пищу в своем клюве.

 

 Охота на дроф

 

Летняя охота на дроф

 

Начинается она с первых чисел июля, в Крыму же и на Кав­казе на неделю или две раньше. Это одна из самых утомитель­ных и тяжелых охот, так как она всего удачнее бывает в полдни жаркого дня — только тогда дрофы лежат крепко и хорошо вы­держивают стойку.

Выводок дроф большей частью состоит из двух молодых (обыкновенно самца и самочки) и матки. Редко бывает 3, а тем более 4 молодых, хотя есть местности (в Новороссии), где такие выводки составляют довольно обыкновенное явление. Изредка при выводке или недалеко от него держится и самец, который весной, однако, редко ходит с одной, а чаще с несколькими сам­ками. Впрочем, надо заметить, что в некоторых случаях в вывод­ке встречаются молодые разных возрастов, так что большой выводок может быть и сборным. Несомненно, что молодые от погибшей матки пристают к ближайшей самке.

Местопребывание выводков несколько различно, смотря по местности. Во всяком случае самка, выведя детей, уводит их с па­ра или степи в хлеба. В Новороссии (и Молдавии) выводки ютятся в кукурузах, терновнике и бурьянах по склонам балок. В восточных областях они укрываются обыкновенно в просе; местами выводки держатся даже в картофельных полях. Но во­обще они редко залегают в середине посева, а больше с краю, причем часто вырывают себе ямки. Присутствие дроф в данной местности всегда можно узнать по перьям. Самцы в тех местно­стях, где люднее, во время вывода и выкормки молодых пасутся в степях или на вспаханных парах, особенно там, где много кор­невищ пырея, но местами предпочитают держаться хлебных по­лей, как и выводки.

Выводки дроф по зорям пасутся на открытых местах по по­лянам, прилегающим к хлебным полям, приближаясь к послед­ним по мере того, как восходящее солнце начинает пригревать, а как только оно подсушит росу, забираются в хлеба и залегают обыкновенно с края, невдалеке от обмежков. На таких полях по окраинам яровых посевов обыкновенно и следует направ­лять свои поиски. Часто бывает, если удалось набрести на утрен­нее пастбище дроф, что собака прихватит по свежему следу и прямо поведет к выводку в хлеб. Тут надо быть осторожным, потому что необлежавшиеся дрофы не подпустят вплотную и снимутся разом всем выводком. Позднее же, ближе к полудню, они лежат так крепко, что поднимаются буквально из-под ног, и после выстрела по одной другие продолжают лежать, пока их не тронешь ногой или их не спугнет собака. Они обыкновенно прижимаются к земле, вытянув шею и даже не моргая, и нетруд­но их взять руками. В это время дня разыскать выводки гораздо труднее, и указанием их близкого присутствия в таких случаях служат табунки дрофичей, остающихся на пашне позднее и око­лачивающихся около тех же хлебных полей. Они тоже в самый припек залегают в хлеба, но не с краю, а ближе к середине заго­на врассыпную вблизи какой-нибудь лысинки или заросшего сорными травами посева. Лежат они не так крепко, как самки с молодыми, но все-таки выдерживают стойку и подпускают охотника на самый ближний выстрел даже мелкой дробью; но­мера же 1—2-го совершенно достаточно и на 50—60 шагов. Во­обще в это время дрофы далеко не так крепки к ружью, как осе­нью и зимой. Так как отыскивать дроф на припеке крайне утомительно, то лучше всего прибегать к предварительным ре­когносцировкам. С этою целью, узнав (от пастухов и других), где дрофы держатся, ранним утром разыскивают их (хотя бы в экипаже), запоминают ближайшую к ним кукурузу, просо или бурьян, где выводок, по соображению, должен залечь. Затем около часа дня надо быть на этом месте с собакой, причем ее да­леко от себя не отпускают.

Летняя охота на выводки дроф продолжается до средины или даже (на востоке) до конца августа, когда молодые начнут ле­тать.

Следует заметить, что старые самцы, будучи подстрелены, дерутся с собаками крыльями и клювом и могут нанести им се­рьезные раны. Кроме того, надо помнить, что дрофа — дичь ско­ропортящаяся, тем более в жару, а потому ее необходимо или не­медленно потрошить, или же (как зайца) потрясти и, наклонив, выдавить содержимое кишок. В противном случае дрофа очень скоро портится и сильно пачкает и тухлит сетку своими вонючи­ми экскрементами.

 

 

 Календарь

  

Январь. Зимует в Закавказье (под Ленкоранью, Сальянами, особенно же в Муганских степях), Крыму, Южной Молдавии, Херсонской области, годами (частью) в Подольской, Астрахан­ской и Ставропольской областях. Держится большими стаями, преимущественно на озимях. В Южном Дагестане отлет на юг заканчивается в первых числах, а в последних начинается уже обратный пролет на север. Стреляют на перелетах; на южном берегу Крыма — в туман.

Февраль. В Закавказье пролет обыкновенно начинается в первых числах; в Молдавии, юго-западных, южных и юго-вос­точных областях — во второй половине. Сначала прилетают самцы.

Март. Пролет на всем юге и на Кавказе продолжается до конца месяца; в Юго-Восточной России и в центральных черно­земных областях первые дрофы показываются часто около сре­дины и во второй половине (вообще как сойдет снег с полей), когда в южных степях самцы уже токуют.

Апрель. В восточных областях появляется в первой полови­не, и во второй самцы начинают токовать (на целине или залежах, на возвышенных местах). В центральных черноземных об­ластях держатся (чаще молодые птицы) на отдаленных от жи­лья озимях. В Южной России с середины месяца самка начинает садиться на яйца (2—4), которые кладет в степи, в некоси или бу­рьяне и на межах. Стреляют токующих самцов с подхода (№ О, картечью и из винтовки пулей).

Май. В первых числах в Южной России все самки сидят на яй­цах; с средины начинают выводить и перебираются в хлеба. В восточных и частично в средних черноземных областях несут­ся около средины. Холостые дрофы (и старые самцы), как толь­ко рожь поднимется настолько, что может спрятать человека, в средних черноземных областях держатся преимущественно на парах•

Июнь. В средних черноземных и восточных областях выво­дит около середины. Выводки держатся в хлебах, бурьяне или ковыле. Холостые дрофы и старые самцы ходят чаще на парах небольшими стадами.

Июль. Выводки, холостые (годовалые) дрофы и дрофичи после уборки хлебов местами на юге переселяются на паровые поля; в Молдавии выводки (со средины месяца) переходят из кукурузы на высокие пшеничные жнивья; в Крыму — в бурья­ны; в Юго-Западной России - иногда в картофельные поля. К выводкам иногда присоединяются самцы. Яловые дрофы по­даются на север (в средние, преимущественно черноземные об­ласти). Старые самцы линяют и держатся больше в бурьянах (на юге). Охотятся с легавой на выводки (дробь № 4) в пол­день (чаще в первой половине); начинается стрельба с подъез­да, подхода и из засады с нагоном (№ 0, картечью и из винто­вок пулями).

Август. В конце месяца все молодые летают и начинают со­бираться в стада. В средних черноземных областях держатся на парах или овсяных и гречишных жнивах. По уборке озимых в средних областях появляются на парах небольшие стаи и оди­ночки. Заканчивается охота на выводки (в начале или в первой половине). Охота с подъезда и подгоном на засаду, с передками, с хистком и скрадом из-за лошади.

Сентябрь. Около средины месяца заканчивается линька; на­чинает собираться в большие стада и в средних черноземных и восточных областях отлетает; на юге появляются пролетные. Стада держатся преимущественно на озимях. Применяется охо­та с подъезда и нагоном. Казацкая охота верхом. Местами (в Ас­траханской области) начинается стрельба на перелетах.

Октябрь. Собирается (на юге) в огромные стаи. В средних черноземных и восточных областях скрываются последние дро­фы (иногда в конце). На юго-востоке начинается отлет; в Астра­ханской области летят известными путями с востока к западу. Самки, по-видимому, улетают ранее самцов. Охота та же, только затруднительнее.  

Ноябрь. Теплою осенью в Юго-Восточной России скрывает­ся в средине или на исходе ноября; в Закавказье и Молдавии ле­тит весь месяц. В Южный Крым прилетает из крымских степей с первым снегом. Стрельба на перелетах (в Астраханской обла­сти, в Южном Крыму и в Закавказье). В Юго-Восточной России в гололедицу иногда заганивают на лошадях.

Декабрь. На Южном Кавказе, в Крыму и Молдавии пролет продолжается; иногда, если нет больших морозов и не выпадает сплошного снега, зазимовывает. Стреляют на перелетах (в Кры­му) из гор к морю и обратно.