Индекс материала
Охота на КАБАНА,календарь охоты
2 Страница
Все страницы


КАБАН, или дикая свинья (Sus scrofa), относится к подотряду нежвачных (Suiformes) семейства свиных (Suidae). Это большое, сильное и вполне способное защищаться животное, достигает полных 2 м общей длины или 1,8 м длины туловища, 25 см длины хвоста, при вышине 95 см в крестце; оно весит 150—200 кг.

Кабаны, живущие в болотистых местах, обыкновенно больше ростом, чем обитающие в сухих местах; те, которые живут на островах Средиземного моря, не похожи на живущих на материках. Орудие для защиты, бивни, больше и острее. Цвет шерсти разнообразный. Поросята их полосатые: по серовато-красному фону у них видны желтые полосы, идущие довольно правильно спереди назад; полосатость эта исчезает уже в первый месяц их жизни. Волосяной покров состоит из жестких, длинных, заостренных, на кончике часто расщепленных, щетин. Между ними, смотря по времени года, растет более или менее густой мягкий подшерсток, называемый свиным пухом. На нижней части шеи и на задней части живота щетина обращена кпереди, на остальных частях тела — назад, на спине щетина образует род гребня или гривы. Обыкновенная их окраска — черная, концы же щетинок желтовато-серые, вследствие чего и общий цвет кажется светлее. Уши темно-бурые, хвост, конец морды, нижние части ног и копыта — черные.

Кабаны прежде водились почти во всей Европе и в средней части ее встречались почти так же часто, как и в южной. Область распространения их не заходит севернее 55 градуса северной широты.

Кабаны живут преимущественно в сырых и болотистых местах. Во многих районах Египта дикие свиньи из года в год живут на полях сахарного тростника, никогда не покидая их. Для отдыха свинья вырывает себе яму такой величины, чтобы только в ней поместиться, и если возможно, то выстилает эту берлогу мягким мхом, сеном и листьями и затем укладывается в ней отдыхать. Целое стадо устраивает точно таким же образом общее логовище, которое называется у охотников «котлом». Все животные стараются улечься в нем головами в середину. Желая устроиться зимой потеплее, самки покидают «котлы» и логовища и предпочитают забираться в кучи старой соломы или перепрелого тростника, куда совершенно закапываются.

Как животные общительные, кабаны живут стадами, которые устраиваются всегда так: матки ходят отдельно с поросятами, с ними молодые и слабые кабаны; особенно сильные кабаны часто подбирают себе отдельное стадо взрослых самок; старые кабаны живут большей частью отшельниками и только во время спаривания примыкают к стадам. Обыкновенно днем стадо лежит, лениво растянувшись в берлоге, а под вечер все вылезают и идут пастись. Сначала они, по выражению охотников, «идут рыться» в леса и на луга, где взрывают землю пятачком, или спешат к ближайшей луже", в которой они валяются с полчаса. Кажется, такие прохладительные ванны им необходимы, так как они иногда бегают за несколько миль, чтобы разыскать воду. После того как все успокоятся, кабаны отправляются пастись на поля, и их нелегко прогнать оттуда, где они раз водворились. В лесах и на лугах кабаны отыскивают корм в почве, именно гусениц, насекомых и всяких червей; осенью же и зимой — желуди, буковые орешки, простые лесные орехи, каштаны, а в полях — хлебные зерна, картофель, свеклу и всякие другие овощи. Они поедают всевозможную пищу, как растительного, так и животного царства: павших животных и птиц, даже трупы своих собратьев, уподобляясь в некоторых случаях хищным животным, так как нападают на молодых оленей, преследуют и убивают подстреленных или ослабевших от недостатка корма благородных оленей, ланей и косуль, а в случае сильного голода съедают даже своих детенышей. Если зима жестокая и в пище чувствуется недостаток, то иногда они перекочевывают, предпринимая подчас даже довольно далекие путешествия. Домашняя свинья очень во многом напоминает своих предков, и по привычкам одних легко можно судить о привычках других. Движения диких свиней хотя несколько тяжеловаты и неуклюжи, зато быстры и необузданны. Бегают они быстрее и охотнее всего, с самого места подымаются в галоп по прямому направлению, так как кабаны не любят делать крутых поворотов. Плавают свиньи прекрасно, и если того требуют обстоятельства, то могут переплыть широкие пространства, от одного морского острова до другого; наблюдатели замечали, что они легко проплывают рас-стояние в 7 и 8 километров.

Все дикие свиньи осторожны и внимательны, хотя не трусливы. Видят они очень плохо, но зато слышат и чуют очень хорошо; чувство обоняния у них развито не хуже, чем у оленей, так как они чувствуют приближение человека за 500—600 шагов. Нельзя сказать, чтобы вкус у них был плохо развит.

Самка в поединке может стать опаснее кабана, так как, разъ-яренная, останавливается перед противником и начинает кусаться так сильно, что часто вырывает куски мяса. Даже слабые свиньи и поросята нападают на человека, причем матери с непоколебимым мужеством защищают своих малюток. Самки, которые еще водят поросят, долго преследуют похитителей своих детенышей.

У всех видов свиней клыки или бивни самцов отличаются от клыков самок. Клыки эти уже на втором году жизни вырастают на верхней и нижней челюстях, направляясь при этом кверху. У трехлетнего кабана бивни нижних челюстей вырастают гораздо больше бивней верхних челюстей. Клыки верхней челюсти с самого начала загибаются кверху и почти вполовину короче нижних. Все бивни трехгранной формы, белые, блестящие и чрезвычайно острые, с годами, вследствие постоянного трения один о другой, они делаются все острее и как бы натачиваются; чем старше кабан, тем крепче его клыки и тем более загнуты кверху. Удары, наносимые ими, не только опасны, но могут быть даже смертельны. Нападающий зверь с необыкновенной легкостью бьет своим оружием по ногам или вонзает его в тело своего врага и, беспрестанно вскидывая голову и потряхивая ею, производит длинные разрезы, до того глубокие, что на бедре человека кабан прорывает все слои мускулов до костей или пропарывает все брюшные покровы. Такой участи подвергаются чаще всего нападающие собаки. Нанося свои ужасные удары большим животным, взрослые кабаны даже подпрыгивают и немилосердно раздирают лошадям грудь и брюхо. Очень старые самцы уже менее опасны, нежели шести- и семилетние, так как клыки их нижней челюсти с годами сильно загибаются внутрь. Впрочем, кабаны нападают на охотника не тотчас после выстрела, а как все без исключения сильные животные: когда получают рану, спешат спрятаться, и лишь в том случае, если охотник, разыскивая их, подойдет слишком близко, животные вступают в бой. Тогда в сильнейшей ярости кабан стучит клыками, трет их друг о друга, как бы натачивая их, фыркает, бешено храпит и с поразительной быстротой нападает на врага. Если промахнется кабан, то он несется дальше, между тем как самка старается вернуться и продолжает кусаться.

Голос кабана совершенно такой же, как у нашей домашней свиньи. Когда он идет спокойно, то добродушно похрюкивает; самки, поросята и молодые кабаны громко визжат. Взрослые кабаны даже при самых болезненных ранениях не издают ни звука. Голос их грубее голоса свиньи и часто переходит в злобное ворчание.

Время спаривания начинается с конца ноября и продолжается от 4 до 6 недель. Если дикая свинья случайно поросится два раза в год, то это заставляет предполагать, что она была когда-то домашней и случайно переселилась в лес, дикие же поросятся только один раз. По мере приближения поры увлечений, бывшие отшельники возвращаются в стада, опять занимают главенствующую роль, изгоняют слабых кабанов из стада и ухаживают за самками до тех пор, пока не достигнут своей цели. Между равносильными животными бывают беспрестанные столкновения и долгая борьба. Удары, которыми храбрецы награждают друг друга, бывают, впрочем, редко смертельны, так как приходятся по клыкам и по толстой коже. При драках между равными спор остается нерешенным и обыкновенно кончается тем, что они, хотя очень неохотно, мирятся с присутствием навязчивых противников. Ласки, которые расточает ошалелый влюбленный, совсем странного свойства: он беспрестанно толкает предмет своей страсти рылом куда попало, а иногда даже очень бесцеремонно; не очень щепетильные самки, по-видимому, понимают цену подобных ласк и принимают их благосклонно.

Через 18—20 недель после спаривания свиньи поросятся, причем слабые матки приносят от 4 до 6, здоровые же 11 — 12 поросят. Свинья заблаговременно приготовляет себе где-нибудь в чаще берлогу, выстилает ее мхом, хвоей и листьями, тщательно скрывает и держит тут своих детенышей первые две недели их жизни, покидая их и гнездо изредка и на короткое время, только чтобы поесть. По прошествии этих 14 дней она выводит свою семью из логова и учит рыть землю. Несколько свиней иногда сходятся вместе, водят поросят сообща, причем случается, что если одна из матерей лишается жизни, то остальные начинают заботиться и кормить сирот. Матки важню выступают вперед, а поросята, пища и похрюкивая, бегут за своими родительницами то кучкой, то врассыпную.

Восемнадцати-, девятнадцатимесячные дикие свиньи достигают уже половой зрелости, пяти- и шестилетние считаются взрослыми, а живут они, кажется, до 20—30 лет. Дикие свиньи очень мало подвержены болезням. Главные враги диких свиней у нас волки и рыси, иногда и кумушка-лиса решится стянуть поросеночка; в южных странах за этой лакомой дичью охотятся большие кошки вроде тигра. Но самым жестоким их врагом все же остается человек, ибо охота на кабанов с давних времен считалась самым благородным и мужественным развлечением. В настоящее время она не что иное, как забава, а никак не поединок между охотниками и животным.

Мясо диких свиней недаром ценится так высоко, потому что соединяет в себе со вкусом свиного мяса вкус дичины.

Не одни наши дикие свиньи, но, как кажется, и многие другие индейские, малайские и азиатские их родичи с давних пор сдела-лись домашними животными. По мнению Жюльена, еще за 4900 лет до нашего летосчисления в Китае уже разводили домашних свиней. С этих незапамятных времен появилось и снова исчезло множество пород, да и теперь еще некоторые породы исчезают, другие появляются, соответственно требованиям прихоти или благодаря случайности.

Это стоит знать рыбакам и охотникам:

След кабана

Чрезвычайно сходен со следом домашней свиньи, только от-носительно больше и резче его. Очертаниями своими он также (особенно старого кабана) напоминает след благородного оленя, с той разницей, что задние придаточные пальцы на кабаньем следу расходятся в форме тетеревиных косиц шире всего следа, отпечатываются вместе с копытами без промежутков и что рас-стояние между следами короче. След кабана (самца) от следа свиньи (самки) отличается тем, что у кабана придаточные пальцы бывают больше, а копыта тупее и одиночные на каждой ноге, тогда как у свиней копыта значительно разнятся величиною одно от другого. И кроме того, тем, что кабан дает след более разлатый, чем свинья, ибо он на ходу заносит ноги больше в сторону. По размеру же и глубине отпечатка следа можно с достоверностью судить и о возрасте зверя. ,

Кабан очень крепок на рану, особенно осенью, когда у него под кожей образуется так называемый (у кавказцев) калкан, вроде хряща, переходящего позднее в более или менее толстый (до 2 вершков) слой жира. Калкан этот пробивает не всякая пуля, и, кроме того, рана скоро затягивается и не дает много крови. Разрывная пуля иногда разрывается в толстом слое жира, не проникнув в мясо. Пули берданки очень редко убивают кабана наповал, и необходимо стрелять или экспрессными, или разрезными, еще лучше разрывными. Из гладкоствольного ружья лучше всего стрелять (на близком, конечно, расстоянии) жеребьем. Целить всего лучше под лопатку. Кабан, легко раненный в брюхо, ложится в воду и лужи и, полежав, уходит очень далеко.